Участвовал сегодня в семинаре, организованном посольством Великобритании в РМ — «Здравоохранение без границ. Туберкулез не приговор».  Семинар представлял собой выступление независимого консультанта в сфере контроля над туберкулезом доктора Jaap Veen.

Основная тема семинара — туберкулез и тюрьмы.
Как я понял, Jaap Veen является консультантом правительства Великобритании по помощи в организации противотуберкулезной помощи в тюрьмах стран «третьего мира».

На семинаре не разбирали современные подходы к диагностике туберкулеза. Буквально вскользь коснулись лечения туберкулеза. Однако лично  меня это мероприятие серьезно всколыхнуло.

Не хочется говорить за все наше общество, но думаю, что  интерес к проблеме туберкулеза в общем даже меньше, чем конкретно у меня. Не могу сказать, что сталкиваюсь с туберкулезом каждый день. За два года — только 3 раза приходилось. Но почти каждый день вспоминаю об этом грозном заболевании и стараюсь сделать все, чтобы не пропустить его у своих больных. Однако за общей пеленой различных жизненных проблем и переживаний, проблема туберкулеза в Приднестровье как то совсем не беспокоила меня. Уж точно — что общественного резонанса по этому поводу я не наблюдаю.

Jaap Veen очень хорошо показал нам роль тюремного содержания в формировании эпидемии туберкулеза.
Статистика — пугает!
Заболеваемость среди заключенных в 5000 — 7000 раз выше, чем на свободе!
На постсоветском пространстве каждый третий больной туберкулезом из мест лишения свободы!
Третий курс противотуберкулезного лечения, если первые два по каким то причинам (чаще всего — отказ от лечения) не дали результата, почти бесперспективен, в виду развития чрезвычайной резистентности (устойчивости)  к противотуберкулезным препаратам.
Мало того, лечение чрезвычайно резистентного туберкулеза крайне дорого и происходит за счет глобального фонда, который грозит через 2 года прекратить финансировать эту программу.

Теперь представьте, что с этими больными заключенными контактируют сотни сотрудников мин.юста, МВД и т.п., посещающие их родственники. Да и, в конце концов, они когда-нибудь выходят на волю. Ездят с нами в одном транспорте, посещают магазины, различные учреждения.

И заражают, заражают, заражают…

Почему тюрьма это рассадник туберкулеза?

Во-первых — это замкнутый круг. Одни заражают других, другие — третьих, третьи — первых, и так происходит уже много много лет.
Во-вторых, наши пенитенциарные учреждения — это Ад. Перенаселенность в камерах — идеальное условие для тотального распространения туберкулеза. Питание, несмотря на огромные затраты для бюджета, не покрывает даже минимальных нужд организма. Когда Jaap Veen спросил представителя нашего минюста о калорийности суточного рациона заключенного — тот смог ответить только «3 раза рыба, 2 раза мясо» — что вызвало только всеобщий смех. Оказание медицинской помощи в тюрьмах также оставляет желать лучшего. Некоторые фтизиатры авторитетно заявили, что получить медицинскую помощь в тюрьме можно только купив разрешение на это у «пахана».

Огромная проблема стоит также в распространении ВИЧ среди заключенных. Чему способствует внутривенное употребление наркотиков и гомосексуальные связи. Официально — этого в наших тюрьмах, конечно, нет.

ВИЧ в сочетании с туберкулезом — неминуемая смерть!  Такие больные обречены.

Jaap Veen делал предложение раздавать заключенным презервативы и одноразовые шприцы, и даже ввести узаконенную заместительную терапию метадоном для наркоманов. Однако, я слабо себе представляю, что зараженные ВИЧ заключенные рецидивисты, прежде чем изнасиловать «новенького», станут одевать презервативы. Про заместительную терапию метадоном в наших тюрьмах — вообще из области фантастики.


Киргизия, тюрьма… начиная с 10 часов, по очереди за метадоном подходят заключенные.

Какие пути выхода из этой — крайне опасной для нашего общества — ситуации видит  Jaap Veen?

Во-первых, нужно меньше сажать — изменить УК, чтобы разгрузить наши тюрьмы. Чтобы не сажать за кражу булки хлеба на тот же срок, что и за кражу миллионов из бюджета (у нас такие сидельцы есть вообще?).

Во-вторых, интегрировать минздрав в пенитенциарные учреждения, чтобы оказание медицинской помощи больным заключенным оказывалось на том же уровне, что и простым людям на воле. Тут я вспомнил, как мой первый заведующий рассказывал о своей работе тюремным врачом, когда после захвата медработников в заложники восставшими заключенными, вся медицинская помощь стала оказываться через решетку, в которой сидели медики. Заключенные подходили к специальному окошку в решетке, подставляли в нее свою задницу и получали уколы.

Также говорилось о необходимости ранней диагностики и изоляции больных для лечения. Причем это справедливо не только для мест лишения свободы.
Jaap Veen, при всем его беспредельном требовании соблюдения прав человека, высказался за принудительную изоляцию больных открытой формой туберкулеза (на воле), представляющих опасность для окружающих, тем более, когда они отказываются от лечения.

Естественно, главное условие  для победы над туберкулезом — повысить уровень жизни рядовых граждан. Но в этом вопросе Jaap Veen, к сожалению, не давал советов.

Также о мероприятии можно прочитать на сайте МИД ПМР, откуда была позаимствована фотография  Jaap Veen.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники