С момента победы на президентских выборах Евгения Шевчука Приднестровье находится в центре пристального внимания всех политических игроков этого региона Европы, и деятельность нового президента оценивается ими неоднозначно. Тем не менее, даже противники нового лидера ПМР признают, что за прошедшее время в Приднестровье произошло множество изменений.

Серьезные подвижки появились и во взаимоотношениях с Молдовой. Как известно, возобновилось железнодорожное сообщение, в ближайшее время будет восстановлена телефонная связь, от чего, в конечном итоге, выиграют простые граждане и деловые люди на обоих берегах Днестра. О том, как сегодня складывается ситуация в ПМР и каковы перспективы во взаимоотношениях с Молдовой — беседа президента ПМР Евгения Шевчука с главным редактором газеты «Коммерсант плюс» — Робертом Западинским…

— Господин Шевчук, Ваша победа на выборах вызвала достаточно неоднозначную реакцию в Москве, Кишинёве и Бухаресте. Как сегодня складываются Ваши отношения с руководством Российской Федерации, Украины, Республики Молдова и Румынии? Какие основополагающие принципы положены Вами в обновлённую внешнюю политику Приднестровья?
— Сразу хочу отметить, что вектор нашей внешней политики подкреплен соответствующими заявлениями президента и МИДа, а именно: добрые отношения со всеми соседями, выстраивание чётких связей со стратегическими партнёрами ПМР — в первую очередь, с Российской Федерацией и страной-гарантом Украиной. В этой концепции, безусловно, важным элементом является то, что мы настроены на обсуждение наиболее важных вопросов в социально-экономической области для разрешения накопленных ранее проблем.
Что касается румынского государства: контактов с представителями этой страны мы не поддерживаем, так как у них сложился своеобразный взгляд на существование Приднестровья, о котором мы знаем. Однако, мы уважаем право на мнение, отличное от нашего, и всегда стараемся налаживать продуктивные отношения с теми, кто готов к взаимоприемлемому сотрудничеству.
— Евгений Васильевич, Приднестровье граничит с Украиной. От отношений с этой страной во многом зависят успехи вашей экономики. Что нового появилось во взаимодействии Тирасполя и Киева?
— В настоящее время продолжаются консультации между представителями Украины и Приднестровья для скорейшего решения существующих проблем граждан этого государства, живущих в ПМР. Мы активно взаимодействуем с посольством Украины в Кишинёве. Глава и сотрудники дипмиссии регулярно бывают у нас, на месте изучают проблемы и определяют механизмы поддержки своих соотечественников.
Второе направление наших взаимоотношений заключается в том, что Украина, как и Россия, содействует нам в реализации достигнутых договорённостей с Республикой Молдова, в частности — железнодорожного соглашения. Уже открыты для продвижения экспортных грузов станции Кучурганы и Слободка. Сейчас обсуждаются некоторые изменения этого документа в пользу экономических агентов.
Железнодорожная проблема, как и многие другие, не обсуждалась долгие годы. Необходимо упростить процедуру пересечения приднестровско-украинской границы. Недостаточно количество существующих контрольно-пропускных пунктов для российских граждан. В случае увеличения транспортного потока через Приднестровье нужно усовершенствовать приграничную инфраструктуру.
Что касается собственности ПМР на территории Украины… В своё время, к сожалению, не удалось в полном объёме отстоять наши интересы там. Приходится констатировать, что момент упущен, и практически каждое приднестровское предприятие оказалось в ситуации, когда ему самому приходится искать механизмы или формулы для закрепления своей собственности в Украине. Мы эти проблемы поднимаем через украинское представительство, оказываем поддержку нашим предприятиям по конкретным случаям.
— Как продвигается вопрос об открытии постоянного представительства Приднестровья в Киеве?
— Он находится в стадии проработки. Мы, безусловно, заинтересованы в том, чтобы иметь полномочных представителей и в России, и в Украине. Это — страны-гаранты, и более тесное взаимодействие, на наш взгляд, предопределит более широкие возможности для реализации мер, направленных на защиту прав граждан России и Украины, проживающих в Приднестровье.
— Как Вы думаете, чем вызван немалый интерес Украины к Приднестровью, кроме того, что здесь проживает 200 тысяч украинцев?
— Наверняка, более точно этот вопрос Вам бы прокомментировали представители Украины, но я думаю, что это связано с неурегулированностью приднестровско-молдавских отношений, а, значит, с определённой напряжённостью, которая требует более внимательного отношения к ситуации вблизи границ Украины. Думаю, что интерес связан и с тем, что Киев стал более внимательно относиться к расширению влияния румынского государства в Молдове.
— Я внимательно отслеживаю ситуацию вокруг Приднестровья и констатирую факт, что в Украине есть определённые силы, стремящиеся к смене формата миротворческих сил и замене их украинскими «голубыми касками». Но, насколько я знаю, вопрос о смене миротворческого формата не обсуждается?
— Наша позиция по этому вопросу уже высказана: миротворческая операция является фундаментом взаимодействия и поддержания мира в регионе неурегулированного конфликта между Молдовой и Приднестровьем. В этой связи, на мой взгляд, в рамках соглашений, по которым сегодня происходит взаимодействие, надо стараться решать проблемы в тех сферах, в которых вероятен какой-либо компромисс — например, в социально-экономической, — и в этой части нарабатывать механизмы взаимодействия и решения таких проблем.
Миротворческая операция, кроме того, реализуется на базе соответствующих соглашений. И любые вопросы, связанные с возможностью модернизации миротворческой операции, могут обсуждаться на равных условиях в рамках соответствующего механизма, определённого Объединённой контрольной комиссией, работающей c 1992 года. Все иные способы в одностороннем порядке изменить миротворческую операцию, на мой взгляд, будут являться неконструктивными, и будут способствовать нагнетанию напряжённости.
— По мнению многих экспертов, за послед-ние месяцы правый и левый берега Днестра стали сближаться. Тем не менее, и в Кишинёве, и в Тирасполе есть противники позитивных перемен, которые делают всё, чтобы сорвать начатый процесс продвижения навстречу друг другу. Как Вы оцениваете ситуацию?
— Конечно, необходимо в первую очередь воссоздать институциональные возможности для функционирования экономики, транспортной инфраструктуры, связи — всего того, что обязано обеспечить своему народу любое государство. Эти условия -для ПМР и Молдовы- должны быть внятными, чёткими и взаимовыгодными. Во время мирового финансового кризиса и экономической дестабилизации в мире ухудшать положение друг друга барьерами и преградами, ограничивающими свободу перемещения людей, товаров и финансов, на мой взгляд, бесперспективно и совершенно безответственно. Мы настроены на восстановление связей между экономическими агентами, на создание взаимовыгодных условий для этого, и уверены, что по прошествии определённого времени люди поймут, что перед ними открываются новые возможности.
Конечно, хочется решить проблемы как можно быстрее, но мы все прекрасно понимаем, что нам предстоит разгрести огромные завалы, созданные за все предыдущие годы. На восстановление механизмов взаимодействия нужны время и соответствующие усилия. И мы намерены сотрудничать и с Украиной, нашей соседкой, и с Молдовой. Мы соседи, а с соседями желательно жить дружно, не держа камня за пазухой.
— В связи с этим, Евгений Васильевич, у меня возник такой вопрос: насколько известно, эксперты из РФ собираются проверить готовность приднестровских промышленных предприятий к размещению на них российских заказов, в том числе и в сфере военно-промышленного комплекса. В случае выполнения вашими предприятиями этих заказов, позволят ли соседи спокойно вывезти продукцию из Приднестровья в Россию или отправить её от имени России куда-либо на экспорт? Прокомментируйте, пожалуйста, эту гипотетическую ситуацию.
— Если предположить, что наши партнёры планируют создать какие-то препятствия для наших экономических агентов, то подчеркиваю: любые действия, направленные против развития экономики Приднестровья и любых хозяйствующих субъектов Приднестровья, будут расцениваться как препятствия в налаживании конструктивных взаимоотношений между Тирасполем и Кишинёвом. И я надеюсь, что в Кишинёве это понимают. Более того, такие действия станут прямым продолжением конфликта, начавшегося в девяностые годы прошлого века.
Напрасно такую парадигму культивируют некоторые политические силы — она бесперспективна, заверяю их. Негативные решения в адрес приднестровских экономических агентов демонстрировались годами, но они не привели к прогнозируемому в Кишинёве результату. Напротив, деятельность этих сил привела к формированию в Приднестровье образа врага в лице Молдовы. Если принимаются решения, в результате которых не только невозможно создать новые рабочие места, но и теряются прежние, сложно составить позитивное мнение о тех должностных лицах, которые такие решения принимают.
Уверен, перспективы налаживания отношений между Тирасполем и Кишинёвом лежат именно в плоскости социально-экономического обоюдовыгодного взаимодействия. Хотелось бы, чтобы эту точку зрения поняли все, от кого эти перспективы зависят: давайте сотрудничать и создавать условия, чтобы люди хорошо жили и в Молдове, и в Приднестровье. Пора уже прекратить политические спекуляции, усугубляющие застарелый конфликт.
— У меня сложилось впечатление, что подобный негатив исходит не столько от Молдовы, сколько от тех отношений, которые в последнее время сложились между Киевом и Москвой.
— Я думаю, что у нас есть определённый потенциал взаимодействия напрямую для привлечения стран-гарантов к оказанию помощи и поддержки. К сожалению, за продолжительное время конфликта положение в экономике значительно ухудшилось, в наличии — серьёзные проблемы, которые решить самостоятельно нам очень сложно. Есть потенциал положительного воздействия и у России, и у Украины. И я очень надеюсь, что все стороны будут действовать в позитивном ключе.
— Я помню, что был интересный разговор между Филатом и Смирновым по поводу создания совместного молдо-приднестровского предприятия на базе Бендерского депо. Предполагалось, что Молдова сможет заказать в Европе вагонные колёса, чтобы в конечном итоге наладить совмест-ный выпуск вагонов, которых так не хватает на обоих берегах. Наша пресса начала из этого раздувать скандал, утверждая, что Филат ездит в Приднестровье, чтобы создать СП «под себя».
— Хочу сказать, что если есть взаимовыгодное сотрудничество и формула взаимодействия, то незачем их бояться, — надо действовать открыто, и тогда всё и всем будет ясно. Если же руководствоваться тем, что иногда пишут в Интернете — непонятно кто и о чём, безусловно, никакого продвижения не будет.
— Голосуя за Вас, многие приднестровцы явно хотели проведения действенных реформ во многих сферах жизни. Что Вы решили сделать в первую очередь, чтобы оправдать высокое доверие людей?
— С учётом обстановки понятно, что мы начали не с чистого листа, а получили определённое наследство — в чём-то позитивное, в чём-то не очень, где-то проблем много, где-то — ещё больше. Поэтому, исходя из насущных реалий, новая администрация определила для Приднестровья следующие приоритеты: необходимо предпринять максимальные усилия для привлечения инвестиций в республику. Следующая стратегическая задача -создание условий для функционирования органов государственной власти и управления на благо всего народа, а не узкой группы лиц. Необходимо пересмотреть принципы их работы и выстроить систему их взаимодействия. Вся государственная машина должна работать на развитие в Приднестровье и социального, и экономического сегментов.
К сожалению, не все разделяют взгляд новой администрации на необходимость срочных перемен. Значит, нам надо руководствоваться не только кадровыми перестановками, но и повышать уровень гласности, прозрачности и эффективности государственных решений, демонстрируя непосредственные результаты работы. Мы серьёзно взялись за эту задачу и надеемся на скорый позитивный результат.
Следующее важное направление — решение проблемы бедности и безработицы. Борьба с бедностью и экономическое развитие, которое взаимно увязано с действиями наших партнёров в России, Украине и Молдове, являются для нас одним из основных приоритетов. И здесь необходим поток инвестиций, о которых я сказал выше. Мы понимаем, что это долгосрочная программа, включающая в себя повышение имиджа Приднестровья, элементы внутригосударственного управления экономическими процессами и непосредственно элементы привлечения инвестиций в республику.
Для реализации этого плана необходимо разблокировать инфраструктуру, чтобы иностранные экономические агенты могли пользоваться железной дорогой, связью, получать в упрощённом порядке разрешительные документы для экспорта грузов, для работы на внутреннем рынке Приднестровья.
— Вы дважды подчеркнули, что Приднестровью нужны инвестиции. Сегодня инвесторы бегут из целого ряда стран, забирая свои деньги. Тем более, непризнанность региона их отталкивает.
Для изменения инвестиционного климата вы должны предложить соискателям какие-то инновации. Вы готовы к этому?
— Непризнанность, в определённом смысле, «отталкивает» деньги, от этого никак не уйти. Но мы можем компенсировать такие негативные моменты, влияя решениями республиканских и местных органов власти на внутренний потенциал.
Что касается предложений, интересных инвесторам… — сейчас мы готовим пакет изменений в законодательные акты Приднестровской Молдавской Республики, которые должны вступить в силу с 2013 года. У нас такое правило — по Конституции изменения налогового законодательства не могут быть произведены в течение года.
О деньгах: мы выяснили, что 70% собственности Приднестровья зарегистрировано в европейских офшорах и принадлежит европейскому пространству. Через офшоры и выводится большая часть средств за пределы ПМР. Иногда это- вынужденная мера для организации поставки сырья. Между тем такие агенты находятся в зоне рисковой экономической деятельности. Государство должно предоставить им большие гарантии сохранности и собственности, и доходов на территории Приднестровья.
Крупным инвесторам мы предложим формы привлекательного льготного размещения финансов в Приднестровье, для того, чтобы воссоздать производственные объекты и открыть рабочие места для наших кадров.
— Возвращение некоторых предприятий государству — это часть программы, о которой Вы рассказываете?
— Вы знаете, Роберт Львович, Приднестровье, наверное, является передовиком приватизационных процессов, потому что более 95% собственности было в своё время реализовано через программу приватизации.
Хорошо это или плохо — не об этом сейчас разговор. Проблема в том, что при такой продаже не учитывались риски, складывающиеся у государства в различные периоды времени. Это означает, что на эти риски должен функционировать ряд инфраструктурных предприятий, которые могли бы государство и, в первую очередь, людей поддержать в сложное время путём предоставления соответствующей помощи.
Стратегическим направлением для Приднестровья является вопрос хлеба. У нас до недавнего времени не было своего зернохранилища для государственных ресурсов. Сейчас стали внимательнее относиться к предприятиям мукомольной промышленности. На некоторых из них, в частности, в Бендерской КХП, были обнаружены серьёзные нарушения, заведено уголовное дело, идёт расследование. В результате усилий правоохранительных органов это предприятие перешло в государственную собственность.
Также проводится работа и по ряду других предприятий, так как некоторые экономические сделки были невыгодны государству. Было изначально понятно, что они будут невыгодны, — ряд предприятий просто использовали для того, чтобы вывести дополнительные ресурсы из Приднестровья. Например, под них выдавались серьёзные кредиты, фактически, из государственного кармана. Эти кредиты, путём конвертации валюты, выводились за пределы и не возвращались обратно. Есть примеры, когда по некоторым предприятиям от 10 до 14 миллионов долларов кредитов выводились в офшорные зоны. Безусловно, если деньги не возвращаются, мы стараемся хотя бы эти предприятия вернуть в государственную собственность, чтобы частично компенсировать причинённые убытки.
Теперь перед государственными органами стоит задача эффективно управлять этими предприятиями: сделать ремонт, выплачивать зарплату, быть центрами активизации экономики в той отрасли, в которой находится государственное предприятие.
— Некоторые считают, что сегодня общество Приднестровья расколото — идёт процесс формирования новых политических сил, организация парламентских и внепарламентских партий и движений. Готовы ли Вы предложить приднестровцам идеи, благодаря которым произойдёт консолидация здоровых сил?
— Я не согласен с тем, что общество расколото. Однако, если у Вас возник такой вопрос, значит, почва для него есть. В почву же каждый может сажать свои семена сомнений. Постараюсь эти сомнения развеять.
Сегодняшняя ситуация в приднестровском обществе — это производная от предвыборной кампании и самих выборов. Они проходили в непростых условиях, в них участвовали разные политические силы, предлагались разные политические программы, разное видение судьбы Приднестровья. Ясно, что кандидаты, проигравшие эти выборы, могут выбрать два пути. Первый путь — путь конструктивной оппозиции, которая помогает властям улучшить жизнь в республике. Второй путь — попытки дискредитировать власть для того, чтобы ловить рыбку в мутной воде. К сожалению, то, что эти политические силы в своё время не получили поддержки большинства, их не останавливает и не волнует.
Считаю, в данном случае мы наблюдаем дефицит политической культуры, отсутствие морального стержня и патриотического отношения к своей родине. Если вы проиграли выборы, уважаемые господа, то не вставайте на путь противодействия работе новой власти, а предоставьте возможность победившим политическим лидерам реализовать свою программу, а людям — самим дать ей оценку — через выборы и другие способы взаимодействия с органами власти.
Я за плюрализм мнений, но нельзя переходить тонкую грань, которая отделяет политическую борьбу от борьбы с избранной властью. Тем более, существуют материалы, дающие основание предполагать, что некоторые политические организации успешно финансируются некими экономическими кругами, недовольными сегодняшними изменениями.
Экономически невыгодно кое-кому выстраивание для всех одинаковых правил. Если ты, условно говоря, ещё год назад вовсю пользовался упрощённым порядком функционирования предприятия, а сегодня должен действовать «на общих основаниях», новый порядок вещей вызывает негативное восприятие. Но я надеюсь, что этот временный период закончится, и большинство придёт к осознанию, что основная задача политических сил — это взаимодействие для создания благоприятного поля в пользу всех экономических агентов.
И до последних президентских выборов было известно, что часть политических представителей, которые находятся, в частности, и в парламенте, поддерживала других кандидатов. Для них настал сейчас период, когда они могут продемонстрировать то, чего хотели эти кандидаты — или реальных изменений для позитивного развития Приднестровья, или же власти — для извлечения финансовой прибыли.
Думаю, основные мотивы действий так называемой оппозиции — упущенная экономическая выгода и потеря должностей. Многие к своим креслам просто приросли за 10,15, а то и 20 лет, и отказываются признавать право нового президента на новую кадровую политику. При всём при этом, кадровые изменения очевидны, понятны и необходимы вне зависимости от ситуации. Результаты работы новых назначенцев будут оценены руководством государства и по ним будут сделаны соответствующие выводы. Такой конструкции, которая существовала раньше, при которой срок исполнения должности определялся сроком полномочий президента, т.е. пятью годами, больше не будет. Поэтому, необходимо терпение, и сама ситуация продемонстрирует результаты работы каждого.
Что касается неких разногласий с «Шерифом»: с точки зрения правил экономической игры все агенты в Приднестровье теперь находятся в равных условиях. С 1 января 2012 года — никаких уникальных преференций ни для какой компании не существует. Нет и никаких команд на понижение возможностей для какой-нибудь фирмы.
Наверное, из-за того, что компания «Шериф» являлась и является основным спонсором политической партии «Обновление», появилась версия, что у нас в республике существуют разногласия с ней. Мы поддерживаем и будем поддерживать «Шериф» наравне с остальными экономическими агентами Приднестровья. Холдинг, который включает в себя группы предприятий, это место, где работают, прежде всего, приднестровцы, а их там несколько тысяч.
Государственная власть заинтересована в том, чтобы все крупные предприятия — «Шериф», Молдавская ГРЭС, Молдавский металлургический завод, Рыбницкий цементный завод — функционировали. Дело в том, что это рабочие места и отчисления в бюджет, мы не стремимся к тому, чтобы тех или иных экономических агентов в республике не стало. Попытки иной интерпретации событий, на мой взгляд, это намеренное обострение внутриполитической обстановки в Приднестровье.
— Я надеюсь, мы когда-нибудь вернёмся к тому, что, как в старые добрые времена, люди с обоих берегов будут ездить друг к другу в гости и по делам без всяких за-труднений и препятствий. Понятно, что пока существуют проблемы, не позволяющие создать такой режим передвижения, мы всё ещё остаёмся в статусе «горячей точки». Где-то гуляет оружие, и властям, приднестровским и молдавским, приходится досматривать транспорт. Но во время Пасхи и Радоницы был организован свободный режим пересечения границы, что для многих стало очень приятным событием.
— Будем надеяться, что в страны СНГ придёт понимание того, что, только объединившись в определённые формирования, мы сможем достойно отвечать вызовам современности.
— Кстати, как Вы относитесь к такому формированию, как Таможенный союз?
— И к Таможенному, и к Европейско-Азиатскому союзу я отношусь позитивно, так как считаю, что у бывших стран СССР появляется больше шансов противодействовать внешним негативным факторам, если экономически они будут работать совместно в рамках определённых взаимовыгодных правил. И чем быстрее произойдёт это экономическое объединение, тем легче будет противостоять рискам, которые возможны в ближайшем будущем, с учётом того, что мировую экономику продолжает штормить.
— Спасибо Вам за прямой и откровенный разговор, за то, что не стали обходить острые углы и не скрыли трудностей текущего момента.

 

— А я пользуюсь случаем и обращаюсь к широкой аудитории вашей газеты: жители Приднестровья не настроены против Молдовы и её граждан. Мы хотим жить по-добрососедски, хотим, чтобы Кишинёв проявил понимание того, что приднестровцы имеют право на свою волю, своё мнение и свою судьбу. Мы понимаем также, что и народ Молдовы имеет такое же право, и с уважением относимся к действиям руководителей страны, облечённых доверием своих избирателей. А потому предлагаем конструктивное добрососедство и взаимодействие на благо людей.

Наша справка:
Евгений ШЕВЧУК родился 19 июня 1968 г. (г.Рыбница МССР; ныне территория Приднестровья) в семье служащих.
С 1992 по 1998гг. проходил службу в ОВД МВД Приднестровской Молдавской Республики на оперативных должностях.
С 1998г. по 2000 г. работал в коммерческих структурах.

В декабре 2000 года был избран депутатом Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики, в том же году избран председателем Комитета по вопросам экономической политики, бюджету и финансам, председателем Комиссии по внешней политике и международным связям, избран Заместителем Председателя Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики.
В 2005 году вновь избран депутатом Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики по 22 избирательному округу Рыбницкого района, 28 декабря избран Председателем Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики.
В июле 2009 года добровольно сложил с себя полномочия Председателя Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики. C 2006 года (с момента основания) возглавлял Республиканскую партию «Обновление», представленную в Верховном Совете Приднестровской Молдавской Республики большинством депутатских мандатов. В 2010 году спонсор данной политической силы предложил подать в отставку с поста председателя партии, после чего члены центрального совета партии направили письменное обращение с аналогичным предложением. 10 июля 2010 года состоялся съезд партии, на котором был переизбран председатель.

Образование: Украинская сельскохозяйственная академия (факультет механизации); Приднестровский государственный университет (юридический факультет); Академия управления МВД Российской Федерации (организация правоохранительной деятельности); Академия внешней торговли Российской Федерации (международный коммерческий факультет). В 2003 году присуждена ученая степень кандидата экономических наук; Дипломатическая академия при МИД Украины.

За время трудовой деятельности был награжден государственными наградами Приднестровской Молдавской Республики: грамотой Президента Приднестровской Молдавской Республики, медалью «За трудовую доблесть», орденом «Трудовая слава», распоряжением президента в 2008 году за заслуги в защите, становлении и развитии Приднестровской Молдавской Республики награжден именным оружием.

В 2009 году за развитие церковно-государственных отношений в Приднестровье был награжден патриаршей наградой Русской Православной Церкви — орденом Святого благоверного князя Даниила Московского II степени.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники