Я чувствую и силы и стремление

Служить другим, бороться и любить…

Надсон С.Я.


12 летним мальчишкой, сидя на дереве, он видел невероятное… Такое показывали в фильмах про войну, когда фашисты расстреливают мирных людей. Но вообразить, что посреди советского города через 17 лет после победы над фашисткой Германией, советские солдаты будут палить по мирным жителям — рабочим заводов — своим соотечественникам, не мог ни кто. Это было событие впечатавшееся в память мальчика и повлиявшее не только на его мировоззрение, но и на судьбы многих людей.

Александр Лебедь ни когда не думал стать офицером. Его дед вернулся с Отечественной войны старшиной, отец – старшим сержантом. Но Александра неудержимо  влекло небо, быть военным летчиком стало его несбыточной мечтой. Трижды Александр Лебедь пытался поступить в летное училище, но каждый раз не удавалось пройти медицинскую комиссию. На четвертый раз он поступил в Рязанское воздушно-десантное командное училище.

Командир взвода, потом  командир роты в родном Рязанском училище, затем замполит. В 31 год Александр попросился в Афганистан. Уже почти два года его выпускники воевали там, выполняя интернациональный долг – задачу, поставленную им командованием. И вот, в ноябре 1981 года капитан Лебедь направляется на должность командира 1-го батальона 345-го отдельного парашютно-десантного полка.

Командовать курсантами училища и командовать батальоном  на войне — совершенно разные вещи. Но Александр Лебедь  был готов. Дисциплина, боевая подготовка и сплоченность – то, чего он добивался от подчиненных. Добивался усердно, всеми возможными методами. И хоть всю жизнь он отвергал  мордобой как способ воспитания, но в условиях Афганистана выбирать было не из чего  – за отсутствием пряника, приходилось пользоваться кнутом.

Жесткий, но справедливый капитан Лебедь делал все, чтобы вернуть солдат домой живыми. Тактика выжженной земли, если это помогало выполнить боевую задачу с минимальными потерями, была оправдана. Он всегда был рядом со своими солдатами, не прятался от пуль, но делал все, чтобы его подчиненные остались живы.

В 82г. Во время выполнения боевой задачи Александр получает сильное ранение ног. После медицинского отпуска и скитания по госпиталям, Лебедь возвращается в Афганистан. Вскоре ему присваивают звание майора.

В июле 1982 года Александра Лебедя направляют для получения высшего военного образования в Военную академию имени М. В. Фрунзе. Академию Александр закончил с отличием в 85 году.

С 1985 года Александр Иванович командир 301 парашютно-десантного полка 98-й воздушно-десантной дивизии, дислоцированного в Болграде. C 1986 года по 1988 год — заместитель командира Псковской воздушно-десантной дивизии. С 1988 года — командир 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии.

В мае 1988 года Советский Союз начал вывод войск из Афганистана. Закончилась самая бессмысленная авантюра, стоявшая  более 14 тысяч жизней советских граждан. Конец афганской войны стал началом конца Советов.

В 1988-91 Тульскую дивизию, которой командовал Александр Лебедь, неоднократно направляли на усмирение волнений и мятежей в «горячих точках» умирающего Союза.  В январе 1990 дивизия Лебедя вновь была направлена разнять насмерть дерущихся азербайджанцев и армян.  За удачное выполнение этой операции 17 февраля 1990 Лебедю было присвоено воинское звание «генерал-майор».

В августе 1991 генерал Лебедь  получил приказ командующего военно-десантными войсками Павла Грачева «силами парашютно-десантного батальона организовать охрану и оборону здания Верховного Совета». Во главе батальона Тульской дивизии ВДВ Александр Лебедь выполнил приказ – не дал «путчистам захватить политический центр новой России». Это было событие, когда Лебедь проявил себя не как солдат, выполняющий любой приказ командира, а как генерал, в руках которого была жизнь целой страны.  Генерал, зародившийся в 12 летнем мальчишке, видящем преступление государства против своего народа.

История сделала Лебедя личностью, и эта личность изменила историю.

19 июня 1992 года Молдова начала операцию «по наведению конституционного порядка» на территории самоопределившегося Приднестровья. Вероломно молдавские военные вошли в город Бендеры, уничтожая на своем пути все – здания, технику, людей, судьбы. На тот момент в Приднестровье, включая и город Бендеры, дислоцировалась 14 армия Российской Федерации, которой командовал генерал Неткачев. С первых дней молдавской агрессии большинство офицеров и командиров частей 14 армии решили встать на защиту Приднестровья. Но командующий армией выполнял приказ Министерства Обороны РФ  — занимать полный нейтралитет. Он запретил любые действия против нападающих, даже не смотря на то, что 14 армия несла ощутимые потери — среди личного состава появились погибшие, уничтожалась материальная база армии, под угрозой были склады с огромным запасом вооружения.

За несколько дней действий в Бендерах были сотни убитых и тысячи раненных, среди которых большое количество мирных жителей. Видимо эта жертва стала причиной прозрения московских властей.

23 июня 1992 года около 14.00 часов в Тирасполе приземляются 3 самолета. В кабинете командующего 14 армией генерала Неткачева собрались все заместители, начальники родов войск, служб и других отделов. Все сидели за большим столом, причём за каждым из них расположилось по десантнику с автоматом. По кабинету ходил высокий полковник десантник в полевой форме и курил сигарету. Сам Неткачёв терпеть не мог даже запаха табачного дыма. «Здесь есть хоть какая- то пепельница?» — своеобразным голосом спросил полковник. Неткачёв кого-то послал, и принесли баночку из-под майонеза, после чего представил «курящего»: «Полковник Гусев из Министерства обороны. Прибыл для изучения обстановки, доклада президенту России о сложившейся ситуации и принятия мер по урегулированию конфликта. Доложите обстановку по своим службам»

Выслушав доклад начальников служб, «полковник Гусев» немного подумал и сказал: «Всем подготовить предложения по боевому применению своих частей и подразделений. Следующее заслушивание на ЦБУ (центр боевого применения) в 18 часов».

Позже все узнали, что полковник Гусев на самом деле генерал-майор Александр Иванович Лебедь, заместитель командующего ВДВ по боевой подготовке, специалист по «горячим точкам».

В 18 часов в зале Военного совета армии собрались все командиры приднестровских вооруженных формирований, которых Александр Лебедь внимательно выслушал. Проанализировав сказанное, он уловил самое главное – все военные структуры ПМР действуют на уровне плохих партизанских отрядов. Никто никому не подчиняется, нет никакого взаимодействия между 14-й армией и вооружёнными формированиями ПМР, связь отсутствует. Гвардейцы, казаки и отряды ТСО действуют каждый сам по себе. Начальник республиканского управления по обороне и безопасности Кицак обстановкой не владеет и не контролирует действия вооружённых формирований ПМР.

Контрразведчики (особый отдел армии) положили на стол Лебедю магнитофонные записи телефонных разговоров.  Не только Неткачева с  министром обороны Молдовы Косташем, но и все телефонные разговоры офицеров управления армии, как с молдавской, так и с приднестровской сторонами. Выводы были сделаны незамедлительно. Через 3 дня ни одного офицера–молдаванина в управлении армии уже не было.

26 июня Военный совет 14-й армии выступил с заявлением к главам правительств и народам Содружества Независимых Государств, в котором осуждалось применение Молдовой авиации по мирным целям Приднестровья.

Предупреждение Военного совета 14-й армии не возымело эффекта на молдавскую сторону. И в  17 часов 26 июня  Александр Лебедь собрал свою первую пресс-конференцию.

Генерал Лебедь чётко и ясно сформулировал свою позицию:  «… армия будет продолжать сохранять нейтралитет, но качество этого нейтралитета изменится. Это будет другой, качественно другой нейтралитет – вооружённый нейтралитет. Мы достаточно сильны для того, чтобы дать отпор кому угодно. Сущность этого вооружённого нейтралитета будет состоять в том что, пока нас трогать не будут, и мы никого трогать не будем».

27 июня из Москвы в 12 часов 17 минут пришла шифровка с предложением Лебедю занять должность командующего 14-й армией вместо Неткачёва. Через  10 минут Александр Иванович дал согласие.

30 июня командующий 14 армией генерал Лебедь уточнил задачи артиллерии: Уничтожать склады с боеприпасами, ГСМ и артиллерию противника. Цели искать самим.

В ночь на 30-е июня: дивизион подполковника Н. нанёс удар по реактивной батарее БМ-21 «Град» Молдовы на Кицканском плацдарме, и полностью уничтожил её.

1 июля: дивизион подполковника В. на направлении Кошница – Дороцкое уничтожил миномётную батарею и склад боеприпасов.

2 июля: дивизион 328 сап уничтожил миномётную батарею, наблюдательный пункт и колонну полиции. В результате противник потерял до 150-и человек убитыми и семь машин.

К исходу 2-го июля: начальник разведки РВиА армии подготовил список целей. Объектами для поражения были выбраны три базы отдыха молдавского ОПОНа, полиции и регулярной армии (одна — южнее села Слободзея, другая — в Гербовецком лесу, третья — дом отдыха южнее села Голерканы), три склада ГСМ, три артиллерийских батареи и один командный пункт.

Лебедь дал добро, и в ночь со 2-го на 3-е июля с 3-х до 3 часов 45-и минут по вышеуказанным целям был нанесён мощный огневой удар восьмью артиллерийскими дивизионами и шестью миномётными батареями.

Очевидцы утверждали, что после такого удара в течение двух дней собранные со всей Молдовы машины скорой помощи вывозили раненых. Убитых зарывали здесь же, а родственникам погибших позже сказали, что все они дезертировали из армии и находятся за пределами Молдовы.

В Кишинёве возникла настоящая паника, все ожидали со дня на день действий братьев Лебедь и наступления танков 14-й армии.

3 июля — состоялась встреча президентов Молдовы и России в Москве.

Приняты решения: 1) прекратить боевые действия и развести воюющие силы; 2) определить политический статус Приднестровья; 3) вывести части 14-й армии в соответствии с двусторонними договоренностями, но только после реализации первых двух пунктов;  4)сформировать и направить в Приднестровье части из состава ВДВ РФ для проведения миротворческой миссии.

4 июля генерал-майор Лебедь сделал заявление, в котором обращался к президенту РФ Ельцину и сообщал, что «на границе Приднестровской Молдавской Республики и Республики Молдова нет межнационального конфликта. 39 процентов населения Приднестровья — молдаване, 26 — украинцы, 24 — русские. Эти люди всегда жили между собой в мире. Здесь они родились, выросли, здесь могилы их предков. Здесь имеет место геноцид, развернутый против собственного народа. Я подтверждаю это некоторыми фактами. Только с приднестровской стороны, по состоянию на сегодняшний день, количество убитых достигает 650 человек, раненых — до четырех тысяч. Подавляющее большинство убитых и раненых — до двух третей — это мирное население. Это женщины, старики, дети. Это не военнослужащие, не военнообязанные, это люди, не состоящие в военизированных формированиях. Если в Бендерах идет «восстановление конституционного порядка», тогда всему мировому сообществу надлежит пересмотреть понятие «оккупация». … Я официально докладываю, что здесь, на территории Приднестровья, нет ни посткоммунистического, ни прокоммунистического, ни неокоммунистического, никакого другого режима. Здесь просто живут люди, которых систематически, иезуитски, зверски уничтожают. Причем уничтожают таким образом, что эсэсовцы образца 50-летней давности просто сопляки. Военный совет армии располагает обширными кино- фото- видеоматериалами и готов представить их для рассмотрения любой комиссии, назначенной международным сообществом. Я считаю необходимым довести до сведения всех, что ведущиеся сейчас переговоры на самом высшем уровне — есть не что иное, как попытка выиграть время, обеспечить себе время для создания наступательной группировки. Народ молдавский воевать не хочет. Это добрый и мирный народ, когда-то был веселым и жизнерадостным. Министерству обороны Молдовы не остается ничего иного, как задействовать наемников. На эту благодатную землю легла тень фашизма. Я считаю, что бывшая огромная страна должна об этом знать. И должна вспомнить, чего ей стоило 47 лет назад сломать фашизму хребет. И должна пошевелить в своей исторической памяти. И должна вспомнить о том, чем оборачиваются уступки фашизму. И должна принять все меры к тому, чтобы фашисты заняли подлежащие места на столбе. Желательно на Кочиерском плацдарме, земля которого до сих пор набита осколками и каждый метр которой полит кровью освободительной армии в 1941-1945 годах. Второе. То, что я увидел, услышал и наблюдал, дает мне моральное право заявить (как бы это парадоксально ни звучало, а может быть, и смешно, не берусь судить), что я не могу рассматривать законно, подчеркиваю, законно избранного президента Молдовы Снегура как президента. Да, избран законно, но на волне роста эйфории, роста национального самосознания, самоуважения, но вместо державного руководства организовал фашистское государство, и клика у него фашистская. Министр обороны, генерал, а точнее не генерал, а людоед от ДОСААФ, бригадный генерал Косташ с вечера отмобилизовывает людей, а утром бросает их в бой… У меня по отношению к фашистам однозначная, четкая, вполне определенная позиция. И я хотел бы обратить на это обстоятельство внимание народа древней Молдовы. Пусть он задумается, кто им правит и куда его ведут. .. И самое последнее. Я завершаю свое заявление тем, с чего начал. Я говорил, как русский офицер, у которого есть совесть, по крайней мере я это твердо знаю. Я говорил это для того, чтобы все задумались. Подчеркиваю, я сказал, а вы, товарищи политики, и ты, Господин Народ, думайте.»

4 июля молдавская сторона затребовала перемирия.

21 июля было подписано Соглашение о мирном урегулировании конфликта.

29 июля в Приднестровье введены миротворческие силы России.

Исключительная роль генерала Лебедя в прекращении Бендерской бойни неоспорима. За несколько дней этот человек смог восстановить мир на приднестровской земле, охладить пыл молдавских фашистов и поднять растоптанное величие России. Трудно предположить, сколько жизней приднестровцев спас Александр Лебедь, принудив Молдову к перемирию.

Приднестровцы в большинстве своем были не просто благодарны Лебедю, а буквально боготворили его. Но имелись и те, кому Лебедь встал костью в горле.

Причина тому попытка Александра Ивановича навести порядок в Приднестровье. Покончить с самообогащением его правителей, коррупцией, уголовщиной и бандитизмом. Правители освобожденной земли не оценили благих намерений генерала. Они сделали все, чтобы опорочить его и заставить покинуть не только эту землю, но и армию.

«Приднестровье — у меня к нему отношение особое — «земля, которую отвоевал и, полуживую, вынянчил…» Приднестровье — о нем надо или писать подробно и беспощадно, точно, не пропуская ничего, или не писать вообще. Пока слишком велико разочарование, слишком сильно жалостливое презрение или презрительная жалость — я не знаю пока, как это чувство точно называется, еще не определился. Может быть, когда-нибудь я и напишу — о беззаветно мужественных в бою, но совершенно беспомощных перед предельно наглыми «родными» проходимцами людях, о героизме и доблести, о беспредельной подлости и ханжестве, о том, как можно бороться за одно, а напороться на совершенно другое; о стравливании хороших людей (у которых только одна жизнь!) при помощи политического словоблудия во имя корыстных политических интересов, о том, как можно, бессовестно эксплуатируя высокое человеческое стремление к свободе, создать удельное царство самого дикого беспредела. Может быть, это когда-нибудь и случится. Устояться все должно, отложиться, очиститься от налета эмоций. А пока я пропускаю эту страницу.»

Далее следует этап политической жизни, когда Лебедь второй раз помог Ельцину остаться президентом России, когда он в очередной раз остановил кровопролитие — гибель русских солдат в Чечне. Занятие должности губернатора Красноярского края. И трагическая гибель .

В своих мемуарах Александр Иванович описывает свои мысли после боя с душманами: «Прикидывал: любому из нас, грешных, независимо от габаритов и физической силы достаточно одной пули, а вокруг меня их летали десятки. И какое это все-таки чудо, что ни одна из них не нашла меня. Я был фаталистом всегда, но фаталистом, то называется, неосознанным. Но тогда, на рассвете 9 марта 1982 года, фатализм перешел в какое-то иное качество, стал своего рода религией. Сущность ее сформулирована коротко и емко (если мне не изменяет память, Ярославом Гашеком): «Кому суждено быть повешенным, тот не утонет».

С  юношества мечтал о небе, он шел к нему с неудержимым стремлением, отметая всякие посягательства смерти найти его на земле.

Александр Иванович Лебедь погиб 28 апреля 2002 года при катастрофе вертолёта Ми-8 в районе Буйбинского перевала Красноярского края.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники