В январе в адрес Главы государства поступило 1740 писем и обращений граждан. Ежедневно по 700-800 электронных сообщений приходит Евгению Шевчуку на персональную страничку сайта «Одноклассники».

Вопросы Президенту

Прошло 45 дней с момента инаугурации нового Президента Приднестровья. Это слишком мало, чтобы давать объективную оценку первым шагам реформирующейся власти, но вполне достаточно для того, чтобы прояснить направления и обозначить механизмы реализации принимаемых решений.

Глядя на происходящее, у людей возникает масса вопросов к Главе республики.

Евгений Шевчук согласился ответить на любой из них. В ходе беседы с журналистами газеты «Приднестровье» он не обошел стороной ни одну проблему, подробно останавливаясь на происходящих в стране процессах.

Разговор о политике

— В последнее время международное дипломатическое сообщество проявляет повышенный интерес к Приднестровью. Это и понятно. Но у некоторых людей в связи с открытостью республики для всесторонних ознакомительных контактов возникает тревожный вопрос: каковы внешнеполитические приоритеты Президента? Курс на сближение с Россией останется доминирующим?

— Президент Приднестровья обязан исполнять законодательство Приднестровской Молдавской Республики и решения граждан этой страны, принятые на референдуме. Это аксиома, которая находится за рамками компетенции Главы государства, и Президент не вправе что-либо менять. Все решения в отношении наших приоритетов приняты и реализованы через конституционные механизмы. Приднестровье — это независимое государство, укрепляющее взаимоотношения с Россией, следуя восточному вектору развития. Подтверждением сказанного может служить дальнейшая активизация процесса гармонизации приднестровского законодательства с российским. Замечу, что в экономической области эта правовая конструкция коррелирует не только с Россией, но и со странами СНГ, входящими в Таможенный союз (Россия, Белоруссия, Казахстан и Киргизия). Для Приднестровья это очень важно.

Планируется рассмотреть возможность свободного хождения на территории ПМР российского рубля в качестве твердой валюты для упрощения ведения расчетов с экономическими агентами Таможенного союза. Это очень выгодно, когда есть единая базовая валюта, позволяющая экономить на обмене. Полагаю, в недалекой перспективе российский рубль будет иметь параллельное хождение с рублем ПМР на территории нашей республики. В мире есть подобные примеры.

Мы должны принимать такие экономические решения, которые будут выгодны, удобны и понятны всем без исключения. В области законодательства есть концепция об адаптации приднестровских и российских базовых законодательных актов в области экономического и гражданского права с тем, чтобы создать благоприятные предпосылки для инвестирования в нашу экономику. Не скрою, прежде всего мы бы хотели видеть здесь российских инвесторов с четкими планами и серьезными ресурсами. Нам нужно создать как можно больше рабочих мест.

Что касается отношений с нашими соседями, то в ходе встреч с избирателями я еще раз убедился в мудрости нашего многонационального народа. Люди прекрасно понимают, что с граничащими странами — Украиной и Молдовой — нужно выстраивать добрососедские отношения.
Я надеюсь, что на принципах открытости и доверия мы найдем общий язык партнерского сотрудничества с соседними государствами.

— Продолжая «российскую» тему, не могу не спросить, какие меры предпринимает руководство Приднестровья для того, чтобы разрешить напряженную ситуацию с обменом российских загранпаспортов с истекающим сроком действия в Тираспольском выездном консульском отделе? Образовалась очередь из 450 человек, ожидающих возможности подать пакет необходимых для этой процедуры документов. Но людей не принимают, ссылаясь на технические причины.

— Я знаю о проблеме, неоднократно обсуждал ее с послом Российской Федерации в Молдове Валерием Кузьминым. Как мне объяснили, с началом каждого года возникают некоторые сложности, связанные с направлением представителей дипломатического корпуса на работу в выездные консульства для оказания технической поддержки в обработке большого массива документов. Сейчас совпало несколько обстоятельств: пять лет назад приднестровцы активно принимали российского гражданство и получали паспорта. Сейчас подошел срок обмена. Российская сторона заверила нас, что не вводила никаких ограничений или санкций в отношении Приднестровья, у дипломатов возникли объективные условия, связанные с предстоящими президентскими выборами. В Министерстве иностранных дел России нет достаточного количества кадрового персонала, который мог бы сейчас приехать и помочь Приднестровью. По словам российских представителей, к марту ситуация должна стабилизироваться. Надеюсь, так оно и будет. Этот вопрос находится у меня под контролем.

— Некоторые приднестровские объединения, наблюдая, как Приднестровье ведет открытый диалог с различными международными организациями, обещающими разностороннюю финансовую, гуманитарную и научно-образовательную поддержку, усматривают в этом опасность для нашей государственности. Как Вы расцениваете такие заявления?

— Мы готовы взаимодействовать со всеми представителями международного сообщества, кто на принципах открытости и взаимоуважения реально хочет помочь решить конкретные проблемы в различных областях: в здравоохранении, образовании, социальной сфере — путем реализации гуманитарных проектов. Президент и органы государственной власти будут следить за тем, чтобы эти проекты не имели политических оттенков, направленных на дестабилизацию обстановки внутри Приднестровья. Наоборот, наша открытость несет в себе предпосылки для лучшего понимания наших подходов, направленных, прежде всего, на улучшение условий жизни людей в ПМР. Если кто-то будет пытаться использовать нашу открытость для извлечения различных дивидендов или как инструмент борьбы с государственностью Приднестровья, то мы готовы применить все предусмотренные законом методы и способы для того, чтобы таких желающих на территории ПМР не было.

По поводу наших встреч с представителями международного сообщества могу констатировать, что на данном этапе идет взаимообмен мнениями, оценка планов приднестровских властей, которые мы ни от кого, действительно, не скрываем. Все знают, что 20-летние попытки обсуждения политических проблем не привели к желаемому результату. Сейчас мы предложили использование тактики «мелких шагов» для разблокирования проблемных завалов в области человеческого измерения. Прежде всего, нужно создать условия для упрощенного перемещения грузов, товаров, людей. На мой взгляд, сейчас нужно концентрировать усилия на том, чтобы наши потенциальные возможности экономики не были блокированы искусственными решениями органов власти как Приднестровья, так и Молдовы. Честно говоря, недальновидно или даже глупо искусственно блокировать возможности во время мирового экономического кризиса. В качестве промежуточного решения партнерам предложено уйти от обсуждения политических проблем и заняться проблемами граждан и экономики. Здесь есть перспектива раскрытия потенциала взаимодействия как с Украиной, так и с Молдовой. В этом направлении предпринимаются понятные шаги, демонстрирующие реализацию наших прозрачных планов. После одесской встречи мы передали нашим молдавским партнерам проект протокола. Он затрагивает тему создания механизмов для возобновления железнодорожного сообщения через территорию Приднестровья. Эти инструменты позволят создать режим взаимного благоприятствования при перемещении грузов, в том числе и транзитных, по территории наших стран. Что касается таможенного контроля, то все процедуры будут вестись в рамках закона, миссия EUBAM как международный представитель продолжит наблюдать за потоками передвижения грузов. Кроме этого, в нашей республике действует Закон «О финансовой прозрачности», уникальный в своем роде, благодаря которому в открытом доступе публикуются все экономические показатели государства.

Мы надеемся, что инструменты регулирования внешнеэкономической деятельности не будут использоваться нашими партнерами для решения закостенелых политических проблем.
— В своих ранних интервью, задолго до начала предвыборной президентской кампании 2011 года, Вы упоминали о том, что Румыния рано или поздно поглотит Молдову. Как действующий Президент Приднестровья оценивает нынешнюю политику официального Бухареста в этом направлении?

— Определение правового статуса Республики Молдова — дело граждан этой страны. Именно они выбирают политические приоритеты, которые кажутся им наиболее привлекательными. Мы наблюдаем за этими процессами со стороны, возможно, нам видно не все. По внешним оценкам, интеграционные процессы этих стран не останавливаются, все больше граждан Молдовы получают румынское гражданство. Обладая гражданством определенной страны, люди на законных основаниях могут и будут влиять на политические процессы, используя различные формы — от участия в голосованиях до прямых обращений к Правительству и Главе государства. Румыния и Молдова осуществляют много совместных мероприятий, Бухарест оказывает методологическую поддержку госструктурам нашего правобережного соседа. У Республики Молдова свой вектор развития, у нас — иное направление. Но нам бы хотелось выстроить такую систему взаимоотношений и доверия, которая позволит людям обоих берегов Днестра свободно перемещаться, а торговым агентам — вести активную экономическую деятельность. Мы живем в 21 веке, и у нас не должно быть никаких ложных страхов, надуманных заградительных условий для развития экономики и общества.

— В любом государстве существует система сдержек и противовесов, которые не позволяют людям, наделенным властью, злоупотреблять своим служебным положением, создавая тем самым благоприятный климат для процветания коррупции. Какие структуры или органы, конкретные специалисты, на Ваш взгляд, должны входить в состав такой системы?

— По ныне действующей Конституции Президент является Главой государства и координирует взаимодействие трех ветвей власти: исполнительной, законодательной и судебной. Напомню, ранее Президент руководил исполнительной властью, теперь этого нет, а есть Правительство. Президент является гарантом исполнения закона в Приднестровье. В любом государстве должны быть разные, альтернативные точки зрения. Это полезно для нахождения оптимального решения. Если такое конструктивное обсуждение между ветвями власти ведется, то это будет всячески мною приветствоваться. Нам нужно задействовать весь кадровый потенциал, также как и опыт житейской мудрости, присущий в определенном возрасте. В этой части у нас есть все институциональные инструменты сдержек и противовесов. То, что у нас будут разные видения решения одной и той же проблемы, так это нормально, даже хорошо. Не должно быть в государстве ситуации, когда все думают, как один. Если вдруг появятся такие тенденции, то вот тут и нужно сомневаться. Но в любом вопросе мы будем неизменно следовать генеральной линии, которая включает такие незыблемые принципы, как независимость нашего государства, действие в фарватере принятых на референдуме решений и построение социально ориентированного государства. Я буду выступать гарантом их соблюдения.

— А если рассматривать собирательный образ чиновника: что нужно сделать, чтобы даже у мелкого госслужащего и мысли о взятке не возникло?

— Безусловно, чтобы более точно и детально знать, что происходило или происходит в том или ином органе государственной власти, нужно провести инвентаризацию основных фондов, принятых решений, на которые опирались в своих действиях чиновники. Проанализировать, насколько ведомственные нормативно-правовые акты соответствуют действующим законам, определить, создают ли принятые внутренние инструкции благоприятные условия для роста коррумпированности ведомства. Такую работу нужно провести во всех органах власти, и за месяц или два это сделать физически невозможно. Хочу отметить, что мы впервые проводим такую работу по Приднестровью, и сейчас выясняется, что у нас есть такие государственные структуры, которые по 15-20 лет вообще никем не проверялись, например, служба безопасности, таможенная служба. Никто не осуществлял контрольные полномочия в этих органах. Подобные проверки будут идти во всех без исключения государственных структурах в соответствии с определенным графиком. В ходе контрольных мероприятий изучается состояние системы, определяется ряд нормативно-правовых актов, которые, на наш взгляд, препятствуют развитию деловой активности. Некоторые из них нужно отменить, иные — откорректировать, третьи из ведомственных распоряжений перенести в закон. Закон должен максимально прописывать все возможные случаи его применения.

При осуществлении такой ревизии мы столкнулись с тем, что многие бывшие руководители уже составляют ряды оппозиции новой власти, потому что они привыкли жить, условно говоря, не только на зарплату. И потеря такого «хлебного» места воспринимается ими очень болезненно. За время нахождения у власти некоторыми из них были накоплены серьезные материальные ресурсы, и сейчас эти ресурсы используются для того, чтобы нагнетать обстановку вокруг действий новой власти. Это понятно, и на данном этапе важно, чтобы наши граждане осознавали, что любая модернизация будет сталкиваться с сопротивлением, которое выражается даже через некоторые публикации в СМИ.

Тем не менее, мы будем придерживаться принципа прозрачности, чтобы наш народ видел, знал и понимал, что мы делаем, как это осуществляем и для чего предпринимаем те или иные шаги. Пройдет немного времени, и будут ощутимы положительные результаты нашей сегодняшней деятельности. Для нас важна цель, к которой мы идем, и демократические инструменты, которые используются. Если сопротивляющиеся будут использовать противозаконные методы, то мы будем руководствоваться нормами права, на это настроены и спецслужбы, и правоохранительная система.

Экономика в деталях

— Для Приднестровья сегодня основная задача — возрождение экономики. Поэтому вопрос газового долга и текущих расчетов за потребленное голубое топливо выносится во главу угла. В прошлом году упоминалось о том, что текущие счета за газ и исторические долги будут разделены между Молдовой и Приднестровьем. Помнится, именно Вы в свое время подняли тему расходования так называемых «газовых» денег. Недавно руководство нашей республики встречалось с представителями ОАО «Газпром». О чем удалось договориться, возможна ли реструктуризация нашего долга в 2,8 млрд. долларов?

— Безусловно, проблема для Приднестровья важная, о ней многие говорят. И то, что к нам приехал заместитель председателя «Газпрома», свидетельствует о том, что этот вопрос волнует обе стороны. Приднестровье сейчас находится в сложнейшем экономическом положении, и расчеты за газ фактически не ведутся. Все усилия созданного Правительства ПМР направлены на то, чтобы, во-первых, систематизировать все наши долговые обязательства, провести мониторинг их формирования за истекший период. Во-вторых, провести стоимостную оценку имущества, находящегося на территории ПМР, которое было построено за счет доходов «Тираспольстрансгаза», для определения имущественного сегмента взаимоотношений. Необходимо определить возможность активизации экономических процессов внутри Приднестровья, изучить проблемы макроэкономического характера для того, чтобы впоследствии создать условия и предпосылки для начала осуществления текущих платежей за газ.

Есть разные варианты и предложения. На экспертном уровне имеется договоренность о прорабатывании этих предложений. Российская сторона изложила свое видение решения проблемы, которая состоит из двух сегментов: старые исторические долги и текущие платежи с учетом рыночной стоимости на энергоносители. Рабочие группы будут изучать два самостоятельных направления.

Приднестровской стороной также были внесены предложения, каким нам видится выход из ситуации. Для всех очевидно, что без роста доходов как граждан, так и юридических лиц, осуществляющих свою деятельность на территории ПМР, изменить ситуацию и в ближайшие два года в этом направлении невозможно. Пока закреплена договоренность об упорядочении учета всех платежей, услуг за транспортировку газа. Этим мы повысим нашу прозрачность.

— До сих пор этого не было?

— Некоторые элементы вводились, даже я этим тогда занимался. Сейчас мы хотим завершить этапы полной инвентаризации наших обязательств, определения нашего имущества и выработать план дальнейших действий. План будет связан с макроэкономикой, для выравнивания ситуации нужно создавать определенные экономические предпосылки. С учетом общей задачи для Приднестровья по необходимости экономической активизации, мы рассматриваем возможность взаимосвязи этих двух процессов: мы будем привлекать сюда серьезные инвестиционные ресурсы извне для повышения экономической активности наших предприятий и параллельно будем рассматривать возможность увеличения текущих платежей. Хотя любой эксперт в области экономики, если увидит сегодняшние цифры, детально их изучит, то ясно и конкретно определит: в настоящий момент Приднестровье, с учетом сложившейся экономической ситуации, не в состоянии осуществлять текущие платежи. В рамках приднестровского Правительства уже идет соответствующая работа, и в ближайшее время первый пакет наших предложений будет передан для изучения российской стороне.

— С газом все понятно, его у нас нет. Но у нас есть условия и, надеюсь, возможности для того, чтобы самостоятельно производить основные продукты питания. Однако сегодня львиная доля продовольствия завозится в Приднестровье извне, на это тратится валюта. Местные аграрии выбирают то, что требует меньших финансов и трудозатрат. В итоге у нас нехватка овощей и перепроизводство пшеницы. Может стоит вернуться к системе госзаказа на производство конкретных сельскохозяйственных культур путем квотирования, или используя иные механизмы стимулирования фермеров?

— В перспективе нам нужна система госзаказа, но несколько иная. Сегодня стоит пересмотреть подходы к обеспечению продовольственной безопасности страны в целом. К сожалению, мы не обеспечиваем себя собственными ресурсами, но вполне могли бы это делать. Перед новым руководством Министерства сельского хозяйства и природных ресурсов поставлено несколько первостепенных задач. В основном, они касаются методологической помощи аграриям, а также оказания поддержки при реализации выращенной продукции. Государство обязано изыскать ресурсы для осуществления поставленных задач и не только этих. Нам нужно улучшить жизнь граждан не только при отсутствии ресурсов, но еще и при бюджетных долгах.

27 млн. долларов утвержденных расходных средств даже не заложены законом в бюджет. Иными словами, даже при 100%-процентном исполнении бюджета бюджетники в IV квартале могут остаться без выплат. Нам предстоит справиться с этим на фоне отсутствия должного кадрового, экономического и ресурсного потенциала при объективных сложностях внешнеэкономического характера. И мы справимся.

В связи с тем, что у нас многоукладная экономика, подразумевающая наличие субъектов хозяйствования различной формы собственности, Минсельхозу необходимо провести инвентаризацию земель сельхозназначения, выяснить, какие из них используются неэффективно или простаивают. Эти земли будут отданы под обеспечение государственных нужд. Представители министерств финансов и сельского хозяйства утверждают, что при самостоятельном производстве продовольствия для госучреждений нам удастся сэкономить немалые суммы. Соответствующим специалистам поручено подготовить план по созданию государственных агропредприятий, которые будут заниматься, в том числе, и подготовкой государственного продовольственного резерва. Любое государство должно иметь продовольственные запасы на случай стихийных бедствий или непредвиденных обстоятельств.

Говоря об озвученном Вами предложении, замечу, что государство пока не готово формировать госзаказ на производство той или иной продукции. Но уже сегодня в Министерстве сельского хозяйства и природных ресурсов есть несколько специалистов, задача которых — находить рынки сбыта для мелких сельхозпроизводителей. Общеизвестен факт, что потребители предпочитают иметь дело с крупной партией товара, в то время как наш мелкий фермер не знает, как реализовать свою продукцию. От имени Министерства сельского хозяйства и природных ресурсов с мелкими сельхозпроизводителями будут заключаться долгосрочные договоры на производство и последующую реализацию сельхозкультур. В данном случае Министерство будет выступать гарантом как у производителя, так и у потребителя, чтобы минимизировать всевозможные риски сторон. Сотрудники будут изучать конъюнктуру внешнего рынка, искать заказчиков на нашу продукцию.

Приднестровью нужна стабильность и определенность в аграрном секторе экономики. Сейчас государство находится в начале большого пути, и я хочу пожелать успехов руководству вновь созданного Министерства сельского хозяйства и природных ресурсов.

— Евгений Васильевич, в нашем государстве закон об антимонопольной деятельности принят давно, но пока не действует в полной мере. Как заставить его работать?

— Что касается эффективности законов, то должен признать, есть такие, которые не исполняются в полном объеме. Сейчас в структуре Правительства есть отдельная Государственная служба по ценообразованию и антимонопольной деятельности, что очень важно для экономических субъектов, имеющих различные объемы и мощности. Привлечение новых игроков на рыночные сегменты экономики Приднестровья создаст предпосылки для реальной конкуренции между участниками рынка, что повлечет за собой рост качества товаров и услуг при снижении их стоимости. Конечно, в сфере естественных монополий мы не можем предоставить альтернативные варианты услуг. Но в остальных областях это будет приветствоваться.

В первую очередь, мы заинтересованы в привлечении внутренних ресурсов, в том числе и для создания новых рабочих мест. Будем рады видеть в республике и внешних инвесторов.

С 1 января 2012 года отличительной особенностью хозяйствования всех без исключения экономических агентов является отсутствие преференциальных условий и специальных режимов. Все находятся в равных условиях, оговоренных действующим законодательством.

— Вы упомянули о том, что главной задачей для нас сегодня является привлечение инвестиций. Каким образом будем привлекать капитал?

— Мы планируем идти по пути специальных гарантий для внутренних и внешних инвесторов. Правительство или уполномоченный министр будет подписывать специальное соглашение с инвестором о взаимных обязательствах при разрешении технических вопросов. У нас есть хорошие законы об инвестициях и об инновациях, и нам нужны понятные механизмы и определенные гарантии при их реализации. Готовятся соответствующие поправки, которые позволят государству брать на себя дополнительные гарантии, помимо того, что есть закон. Государство будет обязано защищать инвестора, в том числе и в судах.

Как правило, любого инвестора при наличии действующих законов интересует еще один момент: как будут вести себя в конкретной ситуации власти. Приднестровские власти будут брать на себя дополнительные обязательства, чтобы инвестор чувствовал себя максимально защищенным со всех сторон. Особого изменения законодательства, в том числе и налогового, не предвидится. Важен поиск баланса между интересами экономического агента и обязательствами государства перед своими гражданами. Без налогов реализовывать положения социальной политики ни одно государство в мире не сможет, это понятно каждому. Нужно находить взаимопонимание и создавать предпосылки для того, чтобы было меньше разговоров, а больше дела.

Самый наш большой потенциальный ресурс — трудолюбивые терпеливые и порядочные люди, которые любят свой родной край и хотят тут работать. Второй наш ресурс — это земля. Конечно, я понимаю, что иностранный инвестор хочет прийти и сразу получить большие земельные наделы для обработки и выращивания агрокультур. Но у нас 70% земель находится в долгосрочном землепользовании на 99 лет. И не у всех из них достаточно ресурсов для развития современного производства и создания дополнительных рабочих мест. Нужно найти приемлемое решение. Весь этот комплекс проблем будет рассматриваться Правительством в 2012 году.

— Возможно, денег в Приднестровье было бы больше, если бы не открывшиеся совсем недавно обстоятельства. Признаться, смело озвученная информация о практически пустой госказне, которую многие попытались бы скрыть, подняла Ваш рейтинг даже в глазах тех, кто не питает к избранному Президенту особых симпатий. Как известно, экс-глава Центрального банка Оксана Ионова, причастная к исчезновению денег, накануне инаугурации подала в отставку. И все? А как же ответственность за содеянное?

— Наши ресурсы в начале января были в минимальных границах — это факт на значительный порядок ниже наших потребностей. В день инаугурации мне не удалось встретиться с ранее исполняющим обязанности руководителя Центрального банка госпожой Ионовой, и нами в срочном порядке был разработан план действий в отношении казны и валюты. На тот момент необходимо было знать, каково истинное положение дел, потому что сразу после праздников пойдут выплаты пенсий и пособий.

Для руководителя органов власти важным является принятие под контроль такой ситуации, чтобы выработать правильное решение и спрогнозировать последующие шаги. 30 декабря мне просто принесли заявление Ионовой о том, что она уходит в отставку. У этого человека не хватило смелости даже передать дела. В этой ситуации мы сделали все, что смогли. Мы изучили все моменты с сомнительными банковскими операциями для того, чтобы заблокировать имеющиеся «прорехи» и предотвратить возможность использования подобных схем. Второй шаг — принятие мер, направленных на рост стабильности в работе банковской системы, то есть, чтобы она не зависела от действий одного лица. Третий шаг, который был предпринят, коснулся инициирования проверки, которая еще не завершена из-за того, что ряд документов в некоторых органах власти мы до сих пор не можем найти. По нашим предположениям, они попросту уничтожены. Нужно время, чтобы восстановить недостающие звенья в цепи, и тогда основные результаты проверки станут известны и будут озвучены. В любом случае, мы будем действовать в рамках правового поля.

По моему личному мнению, часть ресурсов Центрального банка неэффективно использовалась через сложную конструкцию перетока финансов из Центробанка в «Сберегательный банк», оттуда — в нынешний «Бизнесинвестбанк», называвшийся ранее «Газпромбанком». Далее при использовании определенных схем ресурсы выдавались под залог неликвидного имущества, непонятно как передающегося под залог, а сами деньги выводились на иные просторы. В этом есть, вероятно, определенная доля вины и государства: в том, что не было четких критериев контроля и работала коррупционная схема. Но окончательную оценку в этом деле поставит суд.

Несмотря на все эти сложности, мы выполняем свои социальные обязательства перед гражданами Приднестровья. Государство приняло решение, чтобы все бюджетные ресурсы, в том числе и муниципальные, перевести в «Сберегательный банк», который в январе заметно укрепился. Это также можно рассматривать как стабилизирующий элемент.

— В заключение хочется развеять туман догадок. В последнее время по республике поползли слухи о том, что будет прекращена выплата пенсий работающим сотрудникам силовых структур: министерств обороны и внутренних дел. Правда ли это?

— Это неправда. Все выплаты пенсионерам, находящимся на службе в силовых ведомствах, будут производиться в обычном режиме. На мой взгляд, появление таких домыслов — это не что иное как наглядный пример дестабилизации обстановки внутри Приднестровья. Таких решений не принималось. Люди — это самое большое наше достояние, и мы обязаны оправдать их доверие и ожидания, для того и работаем.

После этого вопроса Глава государства поблагодарил журналистов, пообещав и в дальнейшем быть открытым и доступным для общения с народом и СМИ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники