— От вашего визита в Молдавию и Приднестровье 16–17 ноября ждали едва ли не открытия консульства РФ в Тирасполе. Но выяснилось, что вы с молдавской стороной лишь «договорились договариваться» по этому вопросу…
— Одно консульство мы открываем.
— Но ведь не в Тирасполе…
— На встрече с молдавским премьером Владимиром Филатом я сказал, что для нас и для меня лично открытие консульств — важный вопрос. Мы большая страна, и мы не можем себе позволить, чтобы у нас не решались проблемы, связанные даже не с экономикой или с какими-то иными вопросами, а конкретно с людьми. Эти ожидания должны быть реализованы, и я считаю успехом то, что произошло. Мы договорились об открытии генконсульства в Бельцах. Филат подтвердил, что при поступлении официальной заявки на этот счет от РФ — а она будет оформлена в ближайшее время — правительство Молдавии примет решение по открытию консульства в Бельцах. Что касается консульства в Тирасполе, то мы хотим легализовать действия, которые уже предпринимаем. 22 ноября пройдут первые межмидовские консультации на эту тему. Раньше молдавская сторона уклонялась от официальных переговоров по этому вопросу. Теперь лед тронулся.
— Да, но молдавский президент Николае Тимофти сказал: сначала — вывод российских войск из Приднестровья и переход региона под юрисдикцию Кишинева, а потом — консульство.
— Я предпочитаю обращать внимание на заявления моего основного кишиневского собеседника. Им является премьер Владимир Филат.
— Возобновится ли в ближайшем будущем вывоз российских боеприпасов со складов в Колбасне (склады в Приднестровье, где со времен СССР хранятся тысячи тонн боеприпасов)?
— Мы инспектировали эти склады. Вопрос об утилизации этих боеприпасов по-прежнему объективно существует. Но есть позиция Украины, которая препятствует вывозу боеприпасов. До тех пор пока боеприпасы здесь, здесь же будет и воинская часть, которая обеспечивает сохранность этих складов.
— А почему их нельзя утилизировать? Были же предложения на этот счет — та же камера Donovan (американская детонационная камера для утилизации боеприпасов доставлялась в Молдавию, но так ни разу и не использовалась).
— А вы спросите приднестровцев: они готовы кого-то сюда допускать или нет? Мне кажется, пока они никого допускать не собираются. Приднестровье не дает России возможность вывезти эти боеприпасы за пределы Колбасны.
— Это было при прежнем президенте Игоре Смирнове. Но власть-то сменилась…
— Сейчас то же самое. Президент Шевчук, прекрасно зная настроение своих избирателей, выступает категорически против того, чтобы эти боеприпасы уничтожались или куда-либо вывозились. Люди, пережившие бойню 1992 года, пока не почувствовали, что их жизнь стала безопаснее, а потому выступают против изменения статуса склада в Колбасне. А мы, соответственно, не можем бросить эти склады, потому что как ответственная страна понимаем, куда могут расползтись эти боеприпасы. Получается замкнутый круг…
— В России говорят о модернизации тираспольского аэродрома, о ремонте там взлетно-посадочной полосы. Все это ради вывоза оттуда восьми нелетающих российских вертолетов?
— Мы не собираемся ничего вывозить без возврата. Если у нас здесь есть вертолеты, то они прописаны в протоколе №1 заседания Объединенной контрольной комиссии от 1992 года. Нам они нужны здесь, и мы имеем на это полное право.
— То есть вертолеты будут заменены новыми?
— Мы ставим вопрос только так. Мы хотим на сей счет провести переговоры в формате министров обороны. У нас есть соглашение об использовании воздушного пространства и аэродрома в Тирасполе, которое надо оживить, чтобы мы могли поддерживать коммуникацию с нашими военными в Приднестровье. Это не партизанский отряд, а неотъемлемая часть российских вооруженных сил. Они должны обновлять свое вооружение, обмундирование. Ничего нового или лишнего хотя бы на одну единицу мы завозить не будем, но то, что уже есть, мы будем менять на новое.
— Насколько, на ваш взгляд, реальна перспектива объединения Приднестровья и Молдавии?
— На сегодняшний момент такой реальности нет. Еще весной были какие-то сдвиги, в том числе по железнодорожному сообщению, но потом все скисло. Сейчас мы видим, что Приднестровье подвергается массированной психической атаке международных наблюдателей, организаций. Сюда часто приезжают делегации всевозможных добрых дядь с Запада, которые объясняют руководству Приднестровья, что надо кончать отношения с Россией и срочно присоединяться к молдавскому паровозу, который едет в сторону прекраснодушной Европы. Идет массированное воздействие вплоть до шантажа приднестровского руководства со стороны некоторых европейских эмиссаров. Это говорит о том, что давление резко усиливается. В такой ситуации приднестровцы не видят для себя перспектив для серьезного политического диалога с Кишиневом. Мы, естественно, выступаем за такой диалог. Мы считаем, и я это говорю молдавским политикам, что они должны быть более гибкими, если пекутся о территориальной целостности своего государства. Они должны делать шаги навстречу, а не подыгрывать европейцам в шантаже Приднестровья. Перспектив урегулирования я на сегодняшний момент не вижу. И в этой ситуации Россия видит для себя только одну потребность — поддерживать своих граждан здесь всеми возможными способами.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc-y/2071228

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники