21 января глава внешнеполитического ведомства ПМР Нина Штански дала эксклюзивное интервью программе «Наблюдатель», выходящей в эфире Первого республиканского телеканала. В своем выступлении она осветила наиболее актуальные вопросы внешней политики Приднестровья, волнующие сейчас граждан республики. Публикуем ответы министра на вопросы телеканала.

Вопрос: Какими будут основные ориентиры внешней политики Приднестровья? Появятся ли у нашей республики новые международные партнеры?

После выборов, которые состоялись в нашей республике, к Приднестровью резко возрос интерес, как со стороны средств массовой информации, так и различных международных акторов, в частности, тех диппредставительств, которые аккредитованы в Республике Молдова. Так строится дипломатическая практика – многие из них посчитали необходимым совершить ознакомительный визит в нашу республику. Мы считаем, что это очень позитивный фактор, у нас появляется дополнительная возможность обозначить свои позиции, рассказать о тех проблемах, которые сегодня осложняют жизнь наших граждан.

В последние годы отношения с нашими международными партнерами развивались в непростых условиях: был длительный перерыв в переговорном процессе, были определенные сложности в том, чтобы донести нашу позицию до международных акторов. Но для того, чтобы быть услышанным, надо уметь слушать. И сейчас мы внимательно слушаем наших гостей, мы хотим понять их и быть понятными для них. Я очень надеюсь, что эта конструктивная работа будет вестись столь же активно и в дальнейшем.

Важнейшим внешнеполитическим ориентиром для Тирасполя является реализация воли приднестровского народа, выраженная в ходе всенародного референдума 17 сентября 2006 года. Главное для нас – это независимость нашей республики.

Вопрос: Но все же основную линию во внешней политике нам приходится строить в диалоге с Кишиневом. На Ваш взгляд можно ли назвать это диалогом? После встречи в Вильнюсе многие заговорили о новом этапе переговорного процесса. Какие будут его основные принципы?

Диалог нам необходим, мы должны искать возможности для ведения диалога, стремиться к нему, тогда он обязательно состоится. Глава государства не раз отмечал, что альтернативы переговорам нет.

В отношениях Кишинева и Тирасполя накопился большой комплекс нерешенных проблем. Речь идет не только о каких-то политических вопросах, по которым сложно достичь компромисса, а по некоторым позициям, на мой взгляд, даже невозможно. Тем не менее, нужно общаться с нашими коллегами из Молдовы, это государство – наш сосед, а с соседями необходимо выстраивать добрые отношения.

Что касается переговорного процесса, то, как показала Вильнюсская встреча, нам пока еще достаточно сложно общаться даже в тех сферах, которые касаются формальных процедур переговорного процесса. В Вильнюсе сторонам, к сожалению, не удалось достичь согласия даже по такому естественному принципу как равенство сторон переговоров. Но без равноправия сторон переговоры невозможны. В этом случае они превращаются в разговор с самим собой.

Глава государства в ходе встреч с международными партнерами, которые состоялись на прошедшей неделе, отмечал, что равенство на переговорах – это главный принцип, из которого нужно исходить для того, чтобы возобновить столь востребованный для всех нас диалог. Мы надеемся, что позиция главы нашего государства услышана. Во всяком случае те мнения, которые высказывали и представители Российской Федерации – страны-гаранта, и представители ОБСЕ – посредника в переговорном процессе, и наши европейские коллеги, внушают мне большую долю оптимизма. Мы будем стараться, чтобы следующая встреча в формате «5+2» в Дублине принесла позитивные результаты в этом направлении. Нам надо двигаться вперед, а не застревать на процедурных вопросах.

Вопрос: Расскажите подробнее о встрече в Дублине, которая должна состояться в конце февраля. Повестка встречи уже есть. Расскажите о чем будут говорить стороны в столице Ирландии?

Сначала предстоит нелегкая работа по согласованию процедур. Мы рассчитываем, что серьезный разговор будет посвящен обсуждению системы гарантий в переговорном процессе. Как известно, существует огромное количество договоренностей, которые сегодня не выполняются и не реализуются, несмотря на то, что под этими документами стоят подписи и молдавской, и приднестровской стороны, стоят подписи гарантов и посредников. Эти документы не имплементированы, не денонсированы, от них никто не отказывался, но по факту они не работают. А ведь среди них есть документы, которые актуальны и сегодня. В Дублине нам хотелось бы на этом заострить внимание наших партнеров и чтобы к вопросу о гарантиях выполнения достигнутых договоренностей все участники урегулирования отнеслись более серьезно, более масштабно. Кроме того, мы надеемся, что нам удастся добиться наполнения повестки встреч в формате «5+2» социально-экономическими вопросами и вопросами гуманитарного сотрудничества. Сегодня есть согласие относительно возобновления работы рабочих и экспертных групп. Думаю, они будут давать достаточно много «пищи» для дипломатической работы. Будем надеяться, что в рамках переговоров будут решаться конкретные проблемы, которые беспокоят каждого жителя.

Вопрос: На этой неделе Евгений Шевчук и Вы встречались с коллегами из Евросоюза и не секрет, что наблюдатели в формате «5+2» претендуют на изменение своего статуса и расширение своих полномочий. Возможно ли это?

Это не совсем так. В ходе недавнего общения с европейскими коллегами мне стало совершенно очевидно, что они не претендуют на изменение своего фактического статуса в переговорном процессе, речь идет лишь о расширении полномочий, которыми наделены наблюдатели. Причем со стороны представителей США мне пока не приходилось слышать подобных пожеланий. А вот представитель Евросоюза господин Лайчак, который недавно посетил Приднестровье, высказал пожелание расширить полномочия, которые сегодня предусмотрены для ЕС и, соответственно, для США.

Наша позиция заключается в том, что каким-либо образом трансформировать формат переговоров «5+2» сегодня не целесообразно. Более чем за пять лет перерыва в работе этого формата его участникам пришлось приложить массу усилий для того, чтобы его стабилизировать. Если мы будем пытаться сейчас что-то изменить, боюсь, это откроет ящик Пандоры. Сегодня этого делать не нужно, мы будем настаивать на том, чтобы формат сложившийся был стабилизирован, с тем, чтобы он принес какие-то результаты.

Вопрос: 12 января Евгений Шевчук совершил рабочую поездку в Киев, где встретился с министром иностранных дел Украины Константином Грищенко. Есть мнение, что Украина намерена активизироваться в вопросе молдо-приднестровского урегулирования. Так ли это?

Нам хотелось бы, чтобы Украина играла более активную роль в процессе нормализации приднестровско-молдавских отношений. Это естественно, поскольку Украина – страна-гарант урегулирования, это страна, которая непосредственно граничит с нами, наш сосед.

Известно, что на приднестровско-украинской границе действует достаточно сложный таможенный режим. И в ходе встреч в Киеве глава нашего государства затрагивал вопрос о его оптимизации. Пока следует признать, что этот вопрос требует дальнейшей работы. Для нас он особенно важен, поскольку он непосредственно связан с осуществлением нашими хозяйствующими субъектами внешнеэкономической деятельности. Многие из них сегодня находятся в крайне сложном положении.

Мы будем развивать сотрудничество с Украиной. Надеемся, что в Киеве учитывают сложившиеся реалии и с вниманием отнесутся к тем проблемам, которые существуют здесь в экономике. Мы рассматриваем Украину как партнера, который способен оказать существенное влияние на благосостояние экономики Приднестровья.

Вопрос: С первого дня этого года после инцидента на посту №9 обострилась ситуация в Зоне безопасности, хотя она и без этого была довольно напряженной. Молдавская сторона требует изменения миротворческого формата, а вчерашнее заседание ОКК молдавская делегация и вовсе попросту сорвала. Как Вы считаете, как стабилизировать ситуацию?

Для Приднестровья очень важна миротворческая миссия, которая выполняется сегодня усилиями Украины, России, Молдовы и Приднестровья на берегах Днестра. Это уникальный по своей успешности миротворческий механизм, аналогов ему нет на постсоветском пространстве. Важно при этом подчеркнуть, что в рамках миротворческой миссии объединены усилия не только внешних акторов, но и конфликтующих сторон. Этот формат доказал свою эффективность. Он, по сути, стал единственной реальной гарантией мира и безопасности. Других гарантий за 20 лет выработано не было.

Глава нашего государства и в ходе встреч с международными партнерами, в том числе в ходе недавней встречи с послом России, особо подчеркивал, что для Приднестровья неприемлемо изменение действующего формата миротворческой операции.

В молдавских и в некоторых других зарубежных средствах массовой информации сегодня можно много интересного прочитать по поводу смены или даже ликвидации миротворческого механизма. Однако наши оппоненты должны учитывать, что принцип синхронизации вывода миротворцев из региона с процессом урегулирования еще в 1993 году был заложен в документах ОБСЕ. То есть только тогда, когда конфликт будет урегулирован мирными политическими средствами, вооруженные миротворческие силы могут быть выведены из региона. Это положение находило отражение и в ходе всего процесса нормализации наших отношений с Кишиневом. Это положение было закреплено в Совместном заявлении глав государств Украины и России в 2010 году, а также в ходе трехсторонней встречи глав государств Приднестровья, России и Молдовы в 2009 году. Поэтому действующий формат мы считаем незыблемым до тех пор, пока конфликт не будет окончательно разрешен, пока не будет найдена формула мирного политического урегулирования.

Говорить сейчас о трансформации миротворческого формата в рамках переговорного формата «5+2», как того требуют некоторые молдавские политики, мы также считаем недопустимым. Напомню, что братиславский документ, устанавливающий процедуры в рамках этого переговорного формата, не подразумевает у его участников таких полномочий. Для обсуждения вопросов, возникающих в ходе осуществления миротворческой операции, существует другая международная площадка – это Объединенная контрольная комиссия.

Мы надеемся, что нам удастся прийти к согласию по этому вопросу.

 

Источник: МИД ПМР.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники