Сегодня утром Александр Захаров разнёс по инстанциям письмо, подготовленное по результатам последнего заседания Экспертного клуба интернет-сообщества Приднестровья. Письма доставлены:

Письмо экспертного клуба

 

Президенту Приднестровской Молдавской Республики Е.В. Шевчуку
г. Тирасполь, ул. Горького, 53

Председателю Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики М.П. Бурла
г. Тирасполь, ул. 25 Октября, 45

Председателю Правительства Приднестровской Молдавской Республики П.П. Степанову
г. Тирасполь, ул. 25 Октября, 45

Председателю Верховного суда Приднестровской Молдавской Республики В.С. Рымарь
г. Тирасполь, ул. Юности, 29

Прокурору Приднестровской Молдавской Республики А.Ф. Дели
г. Тирасполь, пер. 8 марта, 3

Обращение

30 марта состоялось очередное заседание Экспертного клуба интернет-сообщества Приднестровья. Темой обсуждения заседания был предложенный Президентом Приднестровской Молдавской Республики законопроект о внесении изменений в Уголовный кодекс ПМР – об отмене сроков давности в отношении лиц, совершивших различного рода убийства, предусмотренные статьей 104 Уголовного кодекса ПМР, а также о придании этому уголовному закону обратной силы.

Были рассмотрены доводы авторов законодательной инициативы, изложенные в пояснительной записке к законопроекту. Касательно отмены сроков давности обоснования следующие: неотъемлемость права каждого человека на жизнь, гарантии права на жизнь, необходимость особого подхода к раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений, «сомнительные основания» прекращения некоторых уголовных дел, многочисленные обращения граждан по поводу раскрытия тех или иных преступлений, опыт других государств, в которых не применяются сроки давности в отношении лиц, совершивших тяжкие преступления, необходимость соблюдения принципа неотвратимости наказания. Что касается придания закону обратной силы – какие-либо правовые обоснования по этому поводу в пояснительной записке отсутствуют.

В ходе обсуждения было высказано мнение по поводу придания уголовному закону обратной силы. Тема эта вызывает немало споров, хотя вопрос этот давно и определенно решен действующим законодательством Приднестровской Молдавской Республики. Статья 35 Закона ПМР «Об актах законодательства ПМР»: «Придание нормативному правовому акту обратной силы не допускается, если акт предусматривает введение или ужесточение юридической ответственности за действия, которые на момент их совершения не влекли наступление указанной ответственности или влекли наступление более мягкой ответственности, а также в случае введения новых налогов и иных обязательных платежей, либо ухудшения положения налогоплательщиков.

Согласно нормам статьи 9 Уголовного кодекса ПМР: «Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет».

Таким образом, закон вполне определенно говорит о недопустимости усиления наказания или ухудшении положения лица.

Действительно, законопроект не вводит новых норм, предусматривающих и усиливающих ответственность на убийство (ст. 104 УК ПМР). Однако бесспорно, что принятие законопроекта ухудшит положение лиц, которые будут привлечены к ответственности и осуждены, в то время как в настоящее время уголовные дела подлежат прекращению в связи с истечением сроков давности.

Участники обсуждения высказали положительное мнение по основному содержанию законопроекта, то есть по вопросу отмены сроков давности в отношении лиц, совершивших убийства.

Было высказано мнение о необходимости расширить перечень преступлений, по которым сроки давности не должны применяться. По каким-то причинам авторы законопроекта, в пояснительной записке очень много рассуждая об основных правах человека, «самым важным из которых является право на жизнь», проигнорировали то обстоятельство, что в Уголовном кодексе ПМР, кроме статьи 104, есть и другие статьи, предусматривающие ответственность за нарушение права человека на жизнь. И этими другими статьями, о которых «забыли» авторы законопроекта, предусмотрена ответственность за опасные особо тяжкие преступления, одним из объектов которых является жизнь человека. Некоторые из этих статей:

Статья УК ПМР Фабула Наказание
Статья 123-1 Торговля людьми (действия, повлекшие тяжкое телесное повреждение или психическое расстройство либо смерть лица) лишение свободы на срок от 15 (пятнадцати) до 20 (двадцати) лет либо смертная казнь или пожизненное лишение свободы
Статья 273 Посягательство на жизнь государственного или
общественного деятеля
Лишение свободы на срок от 12 (двенадцати) до 20 (двадцати) лет либо смертная казнь или пожизненное лишение свободы свободы.
Статья 291 Посягательство на жизнь лица, участвующего в
отправлении правосудия, осуществляющего
предварительное расследование либо
защищаемого в соответствии с законом лица
лишение свободы на срок от 12 (двенадцати) до 20 (двадцати) лет либо смертная казнь или пожизненное лишение свободы
Статья 314 Посягательство на жизнь сотрудника
правоохранительного органа
лишение свободы на срок от 12 (двенадцати) до 20 (двадцати) лет либо смертная казнь или пожизненное лишение свободы

В Уголовном кодексе ПМР есть и другие статьи, связанные с преступными нарушениями права человека на жизнь. А ведь целью и результатом совершения всех этих преступлений является лишение человека жизни.

Почему внимание авторов законодательной инициативы привлекла одна единственная статья Уголовного кодекса ПМР? Бытовое убийство в пьяной драке (статья 104 УК ПМР) – более тяжкое преступление, чем, например, убийство сотрудников правоохранительных органов, а равно их близких в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц (статья 314 УК ПМР)? Возможно, сравнение некорректно, ведь и в том и в другом случае объектом преступление является человеческая жизнь, степень «важности» которой невозможно оценить. Но во всех указанных выше случаях происходят особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь человека, и, очевидно, срок давности не должен применяться к лицам, совершившим все эти преступления.

Также возник вопрос: почему из обсуждаемой сейчас законодательной инициативы исчезла озабоченность по поводу других тяжких преступлений, в том числе изнасилование малолетних, повлекших их смерть?

В дополнении к инициативам, связанным с необходимостью защиты права на жизнь, было предложено сделать очередные логичные шаги, обеспечивающие «принцип неотвратимости ответственности», о котором сказано в пояснительной записке. Так, первый Президент ПМР И.Н. Смирнов, в 2001 году своим указом помиловал приговоренного к смертной казни за терроризм И. Илашку. В данном случае институт помилования был использован в политических целях, и не имел никакого отношения к принципам правосудия и справедливости. Указы о помиловании широко применяются и в настоящее время, в том числе в отношении лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления.

В соответствии со статьей 22 Конституции ПМР, «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». В связи с этим возникает вопрос о соответствии Конституции ПМР тех статей Уголовно-процессуального кодекса ПМР, которые позволяют органам дознания и предварительного следствия исполнять судебные функции и признавать виновными в совершении преступления лиц, которых они сами таковыми считают, и прекращать уголовные дела за истечением срока давности по нереабилитирующим основаниям.

Обсуждалась и следующая проблема. В настоящее время течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. К примеру: преступление совершено; лицо, его совершившее, известно, объявлено в розыск и скрывается от правосудия. Течение срока давности приостанавливается, через много лет преступника задерживают (либо он является с повинной) и осуждают – так как срок давности не истек. И, вторая ситуация: лицо, совершившее преступление, скрывается и не установлено правоохранительными органами. В этом случае срок давности не прерывается, и, если по истечению этого срока преступника устанавливают и задерживают, в итоге он все равно освобождается от уголовной ответственности. Возникает вопрос: насколько такое положение дел соответствует принципам уголовного права, в частности, принципу справедливости?

Кроме этого, в ходе заседания были отмечены многочисленные ошибки правового и технического характера, которые содержатся в пояснительной записке к законопроекту, которые также способствовали тому, что законопроект был отклонен Верховным Советом ПМР.

Цитата из пояснительной записки к законопроекту: «В настоящее время при рассмотрении Верховным судом ПМР аппеляции было выявлено, что на момент совершения преступления обвиняемый являлся несовершеннолетним, в связи с чем он подлежал привлечению к ответственности на срок не более 10 лет». Уголовно-процессуальным законодательством ПМР не предусмотрена такая стадия судебного процесса, как апелляция. Есть кассационная инстанция, которая рассматривает жалобы на не вступившие в законную силу приговоры.

В пояснительной записке утверждается, что согласно действующим нормам уголовного законодательства, регламентирующим сроки давности, «судебное разбирательство по случаю убийства не может быть возбуждено, в частности, по истечении 15 лет». Это утверждение неверно. Судебное разбирательство – это одна из стадий института уголовного процесса, которой предшествуют другие стадии: возбуждение уголовного дела; производство дознания или предварительного следствия; предъявление обвинения; направление уголовного дела прокурору, а затем – прокурором в суд; предание суду. И только потом, после прохождения всех обязательных стадий, начинается процедура судебного разбирательства, общие условия которой регулируются главной 22 Уголовно-процессуального кодекса ПМР.

Терминология из пояснительной записки: «количество преступлений, прекращенных за истечением срока давности». Прекращаются уголовные дела, а не преступления!

Кроме этого, в законопроектах (как в первом, так и во втором) убийство ошибочно отнесено к преступлениям против мира и человечности.

Участниками заседания было высказано мнение о том, что депутатам Верховного Совета ПМР необходимо занять более активную позицию в части принятия закона, использовать предоставленные им права: право законодательной инициативы, возможность внесения альтернативного законопроекта и т.д.

По итогам заседания Экспертного клуба было принято решение:

1. Рекомендовать депутатам Верховного Совета ПМР и другим субъектам права законодательной инициативы проанализировать все противоречия и недоработки уже отклоненного законопроекта и, в интересах защиты права граждан на жизнь, внести новую законодательную инициативу, в которой:
1.1. Расширить перечень тяжких и особо тяжких преступлений, по которым сроки давности не применяются.
1.2. Ограничить возможность помилования лиц, совершивших указанные тяжкие и особо тяжкие преступления.
1.3. Обеспечить исполнение конституционного принципа разделения властей, в соответствие с которым каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Только суд должен принимать решение о признании лица виновным в совершении преступления и применении сроков давности.
1.4. Установить, что течение срока давности привлечение к уголовной ответственности по тяжким и особо тяжким преступлениям должно приостанавливаться после проведения всех необходимых следственных действий, независимо от того, установлено лицо (скрылось и объявлено в розыск) или не установлено лицо, совершившее преступление.
1.5. Установить, что уголовные дела, по которым лица не установлены, должны не прекращаться по истечении каких-либо сроков, а приостанавливаться до момента установления лиц, совершивших преступления.

2. Направить указанные предложения в адрес субъектов права законодательной инициативы для возможного использования в законотворческой деятельности.

Подписи

г. Тирасполь, 9 апреля 2013 г.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники